Cansada de ser feliz

Bienvenidos a mi flujo de conciencia

Perv: El desviado sexual en todos nosotros

| Comments

Perv: The Sexual Deviant in All of Us by Jesse Bering

“Aunque no podemos invertir y reprogramar la cognición social de forma que no nos interesen los deseos y el comportamiento de los demás, somos, sin embargo, capaces de decidir cómo usar la información y cómo tratar a otra persona, ue se ha vuelto vulnerable debido al hecho de que tenemos conocimiento sobre ella. Al igual, como pasa en la lucha contra el alcoholismo, el primer paso que tenemos que hacer para superar la hipocresía sexual es reconocer que somos mojigatos.”

“El desviado sexual en todos nosotros” es otro libro que encontré recientemente en el booktube ruso y que leí en Bookmate, porque aquí en Bogotá no tengo acceso a los libros físicos en ruso.

Es muy sorprendente que en Rusia tradujeran ese libro del estadounidense Jesse Bering, teniendo en cuenta que la sociedad rusa está enferma de “cristianismo cerebral” y se vuelve cada día menos tolerante. Mientras estamos esperando a que Putin muera se vaya del poder, podemos solo soñar con una sociedad libre.

Jesse Bering es un psicólogo, periodista científico, reconocido por sus artículos en la revista Scientific American, y escritor de libros no ficción. Pero hay otro hecho sobre él - es un gay abierto. Su libro “Todos somos pervertidos sexuales” es algo entre no ficción y autobiografía. El libro está escrito por un hombre, cuyas preferencias sexuales hasta hace muy poco eran consideradas como innaturales, y no hace mucho - ilegales.

Bering, por supuesto, no se dedica sólo a explicar que la homosexualidad no es un delito. Él va mucho más allá, tratando de demostrar lo siguiente: todo lo que nosotros nos acostumbramos a considerar como desviaciones, perversiones, excentricidades (desde la zoofilia hasta el fetichismo de pies ó odofilia) - todo es natural y causado por diversas exigencias de la naturaleza, la necesidad de supervivencia.

Jesse Bering decidió escribir sobre los temas tabú que, al parecer, se tocaron por primera vez en la literatura científica popular. Él, citando investigaciones recientes, arroja luz sobre cómo se forman las preferencias sexuales más inusuales - desde la acrotomofilia (atracción por los amputados) hasta la melissofilia (excitación sexual al mirar a las abejas). El autor también cuenta acerca de las desviaciones sexuales que no sólo causan molestias a su dueño, pero también pueden ser un peligro para los demás - como la pedofilia.

La evidencia científica acumulada sugiere que no es correcto considerar casi cualquier deseo obsesivo asociado con el comportamiento sexual, como el resultado de “la elección deliberada” y “promiscuidad”: son codificados internamente en el cerebro y pueden ser asociados tanto con alguna experiencia de la infancia, como con las características biológicas de los seres humanos. Es necesario estudiar nuestros comportamientos sexuales, porque eso nos permite entender mejor nuestra naturaleza, También nos permite deshacernos del ostracismo en los casos cuando las preferencias de una persona no hacen daño a nadie más, y también pensar en los métodos aceptables para prevenir el daño, cuando esto sea posible.

Al hablar de los pedófilos, Bering plantea una cuestión moral muy importante que tendremos que resolver tarde ó temprano: cuando la neurociencia nos pueda decir que un niño recién nacido es pre-pedófilo, ¿qué hacer en este caso? ¿Hay que hablar con el joven, explicándole la situación y lo que tendrá que enfrentar en su vida para ayudarlo a superar el miedo al rechazo? “Entre dos personas: la que consume pornografía infantil y la que es juzgada por corrupción de menores - la primera lo más probable es que sea pedófila. “Es extraño” - dirían ustedes. ¿El es un seductor de menores y no es un pedófilo? No hay nada extraño: muchos de los seductores cometen sus acciones violentas con los niños, sólo porque no pueden realizar sus deseos con los adultos (opportunistic offenders).” ¿Qué como sociedad tenemos que hacer en este caso?

“Важнее всего то, что хотя мы не можем повернуть естественный отбор вспять и перепрограммировать социальное познание так, чтобы нас не интересовали желания и поведение других, мы, тем не менее, способны решить, как использовать информацию и относиться к человеку, ставшему беззащитным из-за того, что мы обладаем этим знанием о нем. Как и в случае борьбы с алкоголизмом, первый шаг преодоления сексуального ханжества – это признание того, что мы ханжи.”

Perv: The Sexual Deviant in All of Us by Jesse Bering

“Но чтобы увидеть, насколько все запутано, надо рассмотреть тему вблизи. То, что мы увидели в этой главе, не всегда приятно, и все же это лучше, чем соблюдать дистанцию. Общественное обсуждение заканчивается бесконечным перекладыванием вины друг на друга за то, что некоторые из нас не соответствуют эротическим стереотипам. В этом винят людей, которые якобы сами решили стать девиантами, порнографию, дьявола (куда же без него!), плохих родителей, плохие примеры для подражания, культуру, подавляющую сексуальное выражение, а также психиатров, которые продолжают считать представителей сексуальных меньшинств “больными”. Это бесконечный спор. С позиций морали единственное, что имеет значение – это причиняет ли определенная девиация вред. Если нет, а мы тем не менее продолжаем третировать человека, то мы перестаем быть положительными героями и становимся злодеями.”

Perv: The Sexual Deviant in All of Us by Jesse Bering

“Гомосексуалов-трансвеститов не бывает: женское белье напоминает о сексе с женщиной. Среди тех, кто носит одежду противоположного пола, есть и люди, принадлежащие к трансгендерному сообществу. Они переживают так называемую гендерную дисфорию, то есть их биологический пол (определяемый хромосомами XX или XY) не совпадает с ощущением собственного пола, что может быть крайне неприятно.”

Perv: The Sexual Deviant in All of Us by Jesse Bering

“Но прямолинейный подход к вопросу эмоциональной зрелости имеет свои недостатки. Хотя это и не поощряется, нет ничего противозаконного в том, чтобы заниматься сексом с взрослыми, чья умственная и эмоциональная зрелость в силу определенных причин осталась на уровне ребенка. Возьмем как крайний пример взрослых с синдромом Дауна. Средний уровень умственного развития у них сравним с уровнем восьмилетнего ребенка, и, тем не менее, заниматься сексом с ними не является преступлением, если человеку больше 18 и он “добровольно согласился” – в отличие от секса с семнадцатилетним подростком с трехзначным ай-кью. Так что если перед нами стоит задача защитить тех, кто может стать жертвой из-за своей интеллектуальной незрелости, стоит принимать в расчет хронологический возраст, а не уровень умственного развития.”

Perv: The Sexual Deviant in All of Us by Jesse Bering

“Очевидно, большинство родителей без энтузиазма отнесется к тому, чтобы называть своего семилетнего ребенка “пре-педофилом”, но это не значит, что эта концепция не имеет смысла. И если нами движет искреннее желание уменьшить вред, причиняемый детям, попытки эмпирического анализа, подобного описанному, могут оказать большую помощь. Вероятно, в том возрасте, когда станет можно научно определить, что некто – педофил, будет уже невозможно изменить его возрастную эротическую ориентацию. Но если с умом подойти к этому, можно повлиять на ситуацию, просвещая этих молодых людей об испытании, выпавшем на их долю, и об ответственности, которая лежит на их плечах. Подобная рациональная реакция может помочь пре-педофилам справиться со страхом отверженности. Когда они начинают сознавать, что по мере того, как они взрослеют, их продолжают привлекать те, кто гораздо младше, в отсутствие общественной поддержки у них возникают симптомы дистресса. (Недавнее исследование показало, что педофилы и гебефилы начинают узнавать – и волноваться по этому поводу – о природе своих запретных желаний в возрасте шестнадцати-семнадцати лет.) Никому от этого хорошо не становится. Если среди нас будут ходить педофилы-мизантропы и обвинять окружающих в своей тяжелой доле, то это просто вопрос времени – когда именно сработает взрывное устройство. В такой ситуации им будет легче оправдать и рационализировать любой вред, который они могут нанести, и в результате риск для детей увеличится.
И все же, чтобы этот предупредительный подход возымел должный эффект, кроме логики и здравого смысла (а эти элементы в атмосфере паники обычно быстро выходят из строя), необходимо иметь гораздо более глубокое понимание педофилии, чем нынешнее. В отличие от пре-гомосексуалов, которых часто видно невооруженным глазом, у потенциальных педофилов нет столь заметных черт, которые могли бы представлять научный интерес. Не существует эквивалента “хлюпика” среди пре-педофилов. К тому же вам вряд ли удастся найти взрослых открытых педофилов, кроме уже пойманных полицейскими. А если изучать детские воспоминания этих людей, они могут выявить черты не столько пре-педофилии, сколько неумения держать себя в руках.”

Perv: The Sexual Deviant in All of Us by Jesse Bering

“Из двух категорий преступников – осужденные за владение детской порнографией и осужденные за совращение малолетних – педофилами являются скорее первые. Странно, скажете вы: совратитель малолетних – и не педофил? Ничего странного: многие растлители (согласно некоторым исследованиям, таких более половины) совершают насильственные действия с детьми лишь потому, что не имеют возможности реализовать свои желания с взрослыми (opportunistic offenders). Они используют детей как суррогат. Такие люди нередко бывают садистами, пьяницами либо имеют те или иные поражения лобных долей головного мозга. С клинической точки зрения они не являются “истинными педофилами”, поскольку в лаборатории проявляют большее половое возбуждение, глядя на обнаженных взрослых, чем на детей. Можно сравнить педофилов-приспособленцев с описанными Кинси мужчинами, выросшими на фермах. Те, кому не доставалась женщина, занимались сексом с козой (или другим пасущимся неподалеку млекопитающим). И как последние не являются “истинными” зоофилами, так и первые – не “истинные” педофилы. Они набрасываются на того, кто очень не вовремя попался им на глаза, а в остальном полагаются на свое воображение.”

Perv: The Sexual Deviant in All of Us by Jesse Bering

“Чиверс заключила, что у мужчин, в отличие от женщин, нет заметного различия между сознательным и подсознательным, когда речь идет о половом возбуждении.
С точки зрения эволюции (другие интерпретации мне неизвестны) различия между полами при возбуждении объясняются тем, что женская половая гиперреактивность в далеком прошлом являлась адаптивной. Десятки тысяч лет назад даже после самых непривлекательных сексуальных сигналов мог последовать половой акт, так что хотела того женщина (взаимное согласие) или нет (изнасилование), способность к быстрому физиологическому возбуждению (вагинальному увлажнению) давала возможность застраховаться от травм. “Цена за отсутствие [генитальной] реакции на сексуальные знаки, включая непредпочтительные, – объясняет психолог Саманта Доусон, – для женщин выше, чем для мужчин”. Справедливость этой теории подтверждают также результаты исследований, согласно которым женщины реагируют возбуждением половых органов на изображения сексуального насилия, в то время как те же женщины сознательно объявляют насилие отвратительным, пугающим.”

Perv: The Sexual Deviant in All of Us by Jesse Bering

“В 2001 году психолог Джонатан Хайдт ввел в оборот термин “моральное ошеломление”: это то, что мы испытываем, когда не умеем внятно назвать причины, в силу которых считаем определенные действия аморальными. Эмоционально нагруженные тавтологии (например, “это неправильно, поскольку это отвратительно”, “ты не должен этого делать, поскольку это странно”, “это аморально, поскольку порочно” и, конечно, “это неправильно, поскольку так сказал Бог”), – лишь отзвук общественного неодобрения некоторых преступлений, которые вообще не должны считаться преступлениями, если мы отдадим приоритет вопросу о вреде.”

Perv: The Sexual Deviant in All of Us by Jesse Bering

“Подобно тому, как подвергался нападкам Уайльд, первых сексологов ждало негодование пуристов, опасавшихся, что новые веяния в науке приведут к подрыву таких институтов, как брак, религия и семья. Страхи, связанные с эффектом “скользкой дорожки”, существуют уже очень давно, и в глазах моралистов тех дней непредвзятый подход к сексуальности представлял опасность для всего доброго и святого. Ученые-консерваторы считали, что нейтральное описание сексуальных девиантов, представив порок вариантом “естественного” поведения, может раскачать лодку и привести к тому, что “нормальные” люди станут перенимать аморальный образ жизни[7]. Уже то обстоятельство, что половое влечение к лицам собственного пола получает научное название, делало его в глазах моралистов гораздо более реальным и поэтому более грозным. Для них это было воплощением зла.”

Perv: The Sexual Deviant in All of Us by Jesse Bering

Comments